Пирс Джон - Не Вижу Зла



Джон Пирс
Не вижу зла
Когда мы с Виком Тэтчером проходили курс в Дальнезападном университете,
многие аспиранты тех не столь тучных времен кое-как перебивались, читая
лекции студентам. Многие, но не Вик. Он зарабатывал куда больше,
изготовляя диатермические аппараты для частнопрактикующих врачей, но
главное - конструируя для преуспевающих медиков-шарлатанов внушительные,
сложнейшие и совершенно бесполезные приборы, с мигающими лампочками,
зуммерами и прочими загадочными атрибутами. Он нравился мне тогда,
нравится и сейчас. Меня радовало, что он сумел добиться большего
количества жизненных благ, чем кто-либо другой из нас всех. Однако многие
наши однокашники, которые нравились мне не меньше, всегда относились к
нему гораздо хуже, чем я. Я приписывал это зависти или чрезмерной
щепетильности.
Поэтому прежде, когда я заезжал в наш Дальнезападный и болтал с Грегори
и другими ребятами, меня всегда злило, если они упоминали про Вика в своем
обычном тоне, и я им это высказывал. Но в прошлый раз, когда я там был, я
промолчал. Мне не хотелось даже вспоминать о моей последней встрече с
Виком, а уж тем более говорить о ней. Я прекрасно знал, что сказали бы по
этому поводу мои друзья, и не мог придумать никакого ответа. К тому же у
меня не было ни малейшего желания сообщать о моей собственной роли в этой
истории.
Встретились мы с Виком тогда по чистой случайности. Он не знал, что я
должен прочитать доклад об игровых машинах на съезде радиоинженеров
Тнхоокеанского побережья, а я не знал, что он в то время находился в
Калифорнии. Однако о моем докладе упомянули газеты, и Вик позвонил мне в
гостиницу. И следующий день я неожиданно и с немалой для себя выгодой
провел в большой киностудии в Калвер-Сити - описать это место так, как оно
того заслуживает, мне, разумеется, не по силам. "Мегалит" как раз
заинтересовался телевидением. Вик возглавлял научно-исследовательское бюро
компании, я оказался там в качестве эксперта-консультанта по теории связи,
а развертывалось действие в конференц-зале.
Должен заметить, что зал этот был самым обыкновенным и от всех прочих
конференц-залов отличался лишь одним: стол, кресла и ковер были не только
солидными и дорогими, по и практичными. Люди, сидевшие за столом, казались
умными и деловитыми. Вик, высокий, темноволосый, усатый, как две капли
воды походил на энергичного гения науки. Мистер Брейден, который восседал
на председательском месте с секретаршей возле локтя, лучился спокойной
силой и знанием дела. Внешность остальных в моей памяти не сохранилась.
Вик начал с того, что представил меня собравшимся.
- Я счастлив сообщить, что доктор Каплинг по моей просьбе согласился
приехать на несколько дней к нам в Калифорнию, - сказал он. - Я пригласил
бы и Норберта Винера с Клодом Шенноном, но, к сожалению, Норберт сейчас во
Франции, ну, а сотрудники лабораторий Белла, как известно, не
консультируют другие фирмы.
Вик улыбнулся, и мистер Брейден улыбнулся ему в ответ, включив в эту
улыбку и меня.
- Как поживает доктор Шеннон, доктор Каплинг? - спросил меня мистер
Брейден. - Вик много рассказывал мне о его работах, как и о ваших,
разумеется.
Я довольно неопределенно ответил, что Клод чувствует себя прекрасно, а
сам тем временем пытался отгадать, в качестве кого я, собственно,
фигурирую на этом совещании и что именно говорил про меня Вик мистеру
Брейдену.
- Конечно, я не посвятил доктора Каплинга в сущность нашей работы, -
объяснил Вик. - Ты, несомненно, понимаешь, Джон, - продо