Пирс Джон - Грядущее Джона Цзе



Джон Пирс
Грядущее Джона Цзе
Внезапно оказалось, что он сидит в другом кресле - упругом, удобном и
словно изготовленном по его мерке. Когда он увидел перед собой письменный
стол непривычной формы, то сразу догадался, что именно произошло. Когда же
он посмотрел на человека, сидевшего за этим столом, и встретил взгляд,
исполненный энергии и мудрости, то последние сомнения исчезли - он
находился в грядущем. Потом, заметив, что на человеке напротив надет не
лабораторный халат, а рубашка с непривычным узором и кургузая куртка и что
в этой небольшой, мягко освещенной, серебристо-серой комнате нет ни единой
машины, ни единого прибора или счетчика, он понял, что находится в своем
грядущем, - в грядущем, которое он предсказывал, в которое неколебимо
верил. Все окружавшее его ясно подтверждало, что контроль над феноменами
ней установлен и что силы психики одержали решительную победу над грубыми
физическими энергиями.
За эти секунды его жгучее желание поверить перешло в несокрушимую
убежденность.
- Вы - пси-человек, - сказал он.
Кроудон глядел на Джона с растущим недоумением, которое сменилось
самыми дурными предчувствиями. Нет, это, конечно, не Скиннер. Человек,
сидевший в кресле перед ним, нисколько не походил на сохранившиеся
фотографии. В чем была его ошибка? Он направил миллиарды джоулей энергии,
необходимых для путешествия во времени, со всей точностью, выработанной за
долгие годы исследований. Он, несомненно, сфокусировал свои лучи на том
месте, где, по всем расчетам, следовало находиться кабинету Скиннера,
примыкавшему к лаборатории, местоположение которой было твердо известно. И
лучи коснулись человеческого тела. Но вот перед ним сидит этот странный
субъект и говорит непристойности.
- Я не совсем пси-человек, - ответил Кроудон, - хотя и имею некоторое
представление о пси.
"Какой нелепый синоним для слова "психолог"!" - подумал он. Правда, в
материалах XX века ему попадался термин "мозгоправ", но чаще всего
психолог в них именовался психологом. Прекрасная иллюстрация того,
насколько письменный язык отличается от устного. И это доказывает, подумал
он со злостью, которую нижестоящие порой испытывают к вышестоящим, что и
светила исторической психологии способны ошибаться в вопросах лингвистики.
Однако работа есть работа, даже если все и пошло не так, как хотелось бы.
- Боюсь, я не знаю вашего имени, - сказал он, обращаясь к человеку из
прошлого. - Меня зовут Кроудон.
Он встал и, выполняя инструкции психологов, протянул руку
приветственным жестом XX века.
- Я Джон Цзе, - ответил Джон, вставая и пожимая протянутую руку. - Это
не совсем то, что пророчила правоверная наука моего времени. Но мне это
нравится. Я ждал именно этого. Какой у вас век, Кроудон? Двадцать первый?
Кроудон был озадачен. Он ожидал растерянности и не сомневался, что
объясниться с пришельцем окажется трудно, а то и совсем невозможно. Однако
все получалось что-то уж слишком легко.
- Двадцать второй, - ответил он. - А точнее, сейчас двадцать седьмое
марта две тысячи сто семьдесят восьмого года... тринадцать часов тридцать
минут. - Помолчав, он спросил: - А вы пси-человек?
- Я физик-ядерщик, - ответил Джон. - Массачусетский технологический
институт. Однако я издаю журнал, посвященный вопросам пси. Рассказы и
статьи. Я и сам ставил кое-какие опыты на машинах Иеронима, - добавил он.
Первые его слова настолько оглушили Кроудона, что остального он просто
не расслышал. Обиходные выражения одного столетия могут стать нецензурными
в