Пино К - Три Желания Длинного Петера



К. Пино
Три желания Длинного Петера
Жил в Арденнском лесу дровосек, по прозванию Длинный Петер, и это имя
подходило ему как нельзя больше. Роста он был высокого, руки
длинные-предлинные, точно сучья у тех деревьев, которые он рубил. Да и весь он
напоминал стройный шестилетний дубок, покрытый густой листвой.
Но Длинный Петер был несчастлив. Нет, он вовсе не завидовал богатым
фермерам, которые могли пить молока сколько им вздумается и объедаться утками,
гусями и всякой прочей птицей; не завидовал он и городским богачам, разодетым
в шелка и тонкое сукно, и все же он считал, что жизнь к нему слишком сурова.
Любимая жена его умерла рано, а сына, которого она ему подарила, Петер не
уберег. С тех пор его лачуга из нетесаных бревен казалась дровосеку унылой,
как пустая бутылка.
Днем, еще куда ни шло, Петер яростно взмахивал топором, и тяжелые удары по
дереву отсчитывали его жизнь с равномерностью часового механизма. Но вечера
были такие тоскливые, такие длинные-Петер считал и пересчитывал пальцы,
складывал пальцы на руках с пальцами на ногах до тех пор, пока не выбивался из
сил и у него не получалось 21. Тогда он ложился спать, но сон долго не
приходил, его одолевали кошмары, правда, не очень страшные, и грезы, правда,
не очень занимательные; наконец он погружался в глубокий сон, где уже не было
ни воспоминаний, ни надежд.
Как-то вечером Длинный Петер начал разговаривать вслух. Звук собственного
голоса нарушил его одиночество, и он охотно стал бы отвечать сам себе, если бы
мог задать какой-нибудь интересный вопрос. Итак, однажды вечером Длинный Петер
начал разговаривать сам с собой, и это решило его судьбу.
- Если бы,- сказал он,- сбылись три моих желания, совсем маленькие
желания, которые я произнес бы шепотом, чтобы не искушать злой судьбы, жизнь
моя совершенно изменилась бы.
Сказал он это без особого убеждения, потому что не верил в чудеса - ведь
он хорошо знал, что деревья падают только от молнии или топора и что холодной
зимой трава не вырастет. Но в этот вечер случилось чудо. Один из
дубов-великанов, что рос около лачуги дровосека, заговорил. Наверно, в нем
была заключена душа старого волшебника Арденнского леса или нежная душа
какой-нибудь хорошенькой феи, умершей некогда у его подножия, оттого он и
заговорил.
- Длинный Петер,- сказал дуб,- назови три своих желания: я тебе обещаю,
что они сбудутся, ты получишь даже больше, чем ожидаешь.
- О дуб! - воскликнул Петер.- Не смогли бы вы дать мне совет, ведь три
желания - это так мало!
- Ты, Петер, не красавец, но считаешь себя уродом, ты не особенно умен, но
считаешь себя глупым, вот поэтому-то ты мне и нравишься больше других людей и
я хочу тебе помочь. Но человек всегда должен оставаться хозяином своей судьбы.
Выбирай то, что подсказывает тебе совесть.
- Коли так, я хочу, чтобы моя лачуга была полна золотых монет,- сказал
Петер.
- Пусть исполнится твое желание,- ответил дуб. В воздухе что-то
загрохотало, а потом наступила обычная тишина, какая стоит в лесу в сумерки.
Длинный Петер сидел не шевелясь, ему казалось, что он грезит. Он спокойно
продолжал курить свою трубку, набитую высушенными на солнце и растертыми между
камешками листьями ясеня.
Но вот поднялся ветер, и ночь озарили долгие вспышки молний, которые,
точно сверкающий серпантин, падали с неба на деревья. Длинный Петер встал и
открыл дверь своей лачуги. К ногам его посыпались золотые монеты - весь дом до
самого чердака был забит ими. Куда ни бросишь взгляд - всюду одно только
зо