Пино К - Как Замерзла Маленькая Жена Мясника



К. Пино
Как замерзла маленькая жена мясника
В восемнадцать лет Мари-Гиацинту выдали замуж за мясника. Она была младшей
дочерью в бедной семье и обладала единственным богатством - золотыми
искорками, светившимися в синих глазах.
Ее муж стал мясником отнюдь не из любви к людям, а потому, что считал это
ремесло почетным и прибыльным. В жены себе он искал женщину неприхотливую и
работящую, толковую помощницу в торговом деле.
Спустя три дня после свадьбы - свадебное путешествие поневоле пришлось
сократить, чтобы не растерять покупателей, - Мари-Гиацинта воцарилась за
кассой мясной лавки. По правде сказать, она не совсем отвечала нашему обычному
представлению о кассиршах - в ней не было ничего тяжеловесного, громоздкого, и
ей явно не хватало нескольких сантиметров роста и многолетней опытности. Но у
нее была очень милая улыбка, и она сразу полюбилась покупателям. Сдачу она
давала с таким видом, будто извинялась,. что берет плату за столь ничтожный
товар, как килограмм сбоя или телячья котлета. Каждый чувствовал, что ей
хотелось бы раздавать цветы, и покупатели, выходя из магазина, словно уносили
с собой крупицы поэзии, завернутые в толстую коричневую бумагу.
Маленькая жена мясника любила кошек, и ей казалось кощунственным брать
деньги за кусочки ливера или печенки, которые покупали для ее любимцев. Супруг
было разгневался на нее за это, но, заметив, что излишние щедроты его жены
привлекают в лавку деревенских старух, пошел на уступку.
Зато он решительно воспротивился всяким попыткам распространить подобную
щедрость на нищих стариков и маленьких оборвышей, которые иной раз по
воскресеньям осмеливались пробираться в лавку. "Торговля есть торговля, -
говорил он таким тоном, словно изрекал неоспоримую истину, и добавлял,
милостиво улыбаясь своей жене: - Должен же я о тебе позаботиться".
Мясник говорил это совершенно искренне, потому что каждый раз, как он
бросал взгляд на кассу, он видел и свою жену.
Теперь надо описать вам лавку. Это был узкий коридорчик, выходивший на
улицу, без какой-либо перегородки или застекленного тамбура. Касса находилась
между прилавком и входом, и такое ее расположение побуждало покупателей
платить, как только им отпустили товар.
Свадьба состоялась в июне, летом, поэтому первые месяцы пребывания молодой
жены мясника за кассой были довольно приятными.
Время от времени легкий ветерок ласково овевал нежную шейку или обнаженные
руки Мари-Гиацинты. Случалось, правда, что после сильного дождя в лавке на
каменных плитках пола долго не просыхали лужицы. Но в ясные дни солнце так
весело озаряло металлические клавиши кассы, так красиво играло в поддельном
бриллианте обручального кольца Мари-Гиацинты!
Пришла осень - хорошая пора для мясной торговли. Мясник еще до света
поднимал в своей лавке железные шторы, а его жена усаживалась за кассу. В эти
часы в лавке бывало очень темно и холодно; ведь в туманное осеннее утро
дрогнешь подчас больше, чем в зимнюю стужу.
Мари-Гиацинта надевала вязаную кофту, шарф, укутывала ноги в старую шаль;
она не могла носить перчаток, потому что отсчитывать деньги можно только
голыми пальцами.
Каждый день к ней приходил и согревал ее своим теплом соседский кот
Флорантен. Равнодушный к запаху мяса - он любил рыбу, - кот устраивался на
коленях маленькой лавочницы и так сидел часами, свернувшись теплым мурлыкающим
комочком. Около полудня он отправлялся завтракать к своей хозяйке и уже до
вечера не выходил из дома, нежась возле очага.
В середине ноября стал