Пино К - История Деревянной Ложки



К. Пино
История деревянной ложки
На полпути между лесом и морем в хорошеньком маленьком домике жила
счастливая семья.
Отец всю свою жизнь рыбачил. Ему удалось отложить немного денег, и,
состарившись, он ушел на покой.
Мать шила кофты и юбки деревенским щеголихам, и ее заработок выручал семью
в трудную минуту.
А четырнадцатилетняя Жизлена была любящей дочерью, очаровательной
девочкой, нежной и отзывчивой.
Вот, скажете вы, самая обыкновенная семья. Так что же интересного может
случиться с ней? Но я еще не упомянул об одном немаловажном обстоятельстве.
Отец был большим лакомкой, а его жена - замечательной поварихой. Не в этом ли
и крылся отчасти секрет их благополучия? Жена проводила целые часы у печки,
приготовляя изысканные блюда, которым ее муж затем отдавал должное. Что же
касается Жизлены, то у нее был один недостаток: она совсем была не
приспособлена к хозяйству. Не то чтобы она ничего не хотела делать, нет, она
была услужливая девочка, но кухня совсем не привлекала ее, и заботы о пище
лежали всецело на матери.
И вдруг в эту счастливую семью пришла беда.
Мать простудилась, заболела и через несколько дней умерла. Отец был в
отчаянии - он очень любил жену,- но особенно почувствовал он потерю лишь
тогда, когда Жизлена принялась за хозяйство.
Начало было просто ужасным. Я не берусь описывать первый суп, первое рагу,
первую попытку приготовить то, что из деликатности мы назовем кремом.
Так же неудачны были и последующие кулинарные опыты дочери. Отец Жизлены
перестал садиться за стол. Он питался сухим хлебом и сыром, потому что дочь,
надежда его старости, не могла предложить ему ничего лучшего. В несколько
месяцев толстяк превратился в тень.
Девочка была в отчаянии. Она старалась изо всех сил, с раннего утра
чистила овощи для супа, который стоял целый день на огне и вечером был уже
совершенно несъедобен, она доставала у хороших хозяек проверенные рецепты, но
и по ним у нее ничего не получалось. Она никак не могла сообразить, в каком
порядке надо перемешивать муку, яйца, дрожжи, воду и масло, чтобы получилось
тесто. Ее пироги то рассыпались еще в печке, то выходили такими сплющенными и
твердыми, что их нужно было разбивать молотком.
Однажды, когда Жизлена обливалась слезами над компотом, она услышала, как
кто-то постучал в дверь. Открыв, девочка увидела старую, седую женщину, одетую
во все черное.
- Дитя мое,- сказала женщина,- я очень устала и проголодалась. Не можешь
ли ты накормить меня? Я не так богата, чтобы идти в харчевню.
- Войдите, сударыня,- ответила Жизлена, у которой было доброе сердце.-
Считайте наш дом своим. Но только я должна предупредить вас, что я плохая
стряпуха.
- Это неважно, мой старый желудок привык ко всему.- Старуха вошла и села
за стол.
Жизлена подала ей ужин, приготовленный для отца. Она прекрасно знала, что
отец все равно к нему не притронется. Гостья принялась за еду, а Жизлена
наблюдала за ней, ожидая, что та скажет ей что-нибудь неприятное. Кушанья,
которыми девочка угощала старуху и которые я не берусь даже описывать, не
вызывали у гостьи ни отвращения, ни удивления. Ела она с большим аппетитом, а
когда кончила, в ее глазах появилось выражение лукавства и удовлетворения.
- Превосходно,- сказала она.- Я очень довольна тобой.
Нельзя было понять, чем вызваны эти слова - исключительной вежливостью или
лицемерием.
- Я не могу заплатить тебе за обед, у меня нет денег, но я оставлю тебе
кое-что на память и уверена, что мой подарок сделает тебя счастливой.
С эт