Петецкий Богдан - Операция 'вечность'



БОГДАН ПЕТЕЦКИЙ
ОПЕРАЦИЯ "ВЕЧНОСТЬ"
1 - На-адо же, - протянул Патт. - Стоило только человеку по-
думать о бренности бытия, как он тут же возжелал бессмертия.
- Тоже мне новость, - проворчал я и не глядя нащупал на
пульте клавишу проектора. На экране появилась схема станции.
- Новость не новость, - в голосе Патта прозвучала насмеш-
ка, - а лозунг дня. Говорят, за ним стоит побольше, чем за
любой другой модной фразой. А вот это, - он кивнул на экран
с резко обозначенной сетью энергопитания, - можешь прихва-
тить с собой. Я пять лет просидел в точно таком же коконе на
Фобосе.
Он откинул спинку кресла и вытянул ноги.
В самом деле, пять лет - это не шутка. Но существуют фор-
мальности. Он знает - с тем и прилетел! - что свалился на
меня с неба как главный приз, даже готов простить мне мое
показное безразличие. Пять лет, надо же! А я не дотянул и
трех. Повезло!
Я ударил ладонью по клавишам. Экран погас. Почти одновре-
менно на главном экране связи взметнулись огненные кометки.
Пять часов. Земля, как обычно, проверяет системы памяти
станции, выслушивая накопившуюся за неделю информацию.
Я пересек кабину, вынул плоский контейнер и вывалил на
постель его содержимое. Несколько книжек размером с костяшку
от домино, три голограммы, зубная щетка, два небольших ка-
мушка с Земли. Вот что делало домом этот бетомитовый желудь,
укрытый в скорлупе планеты, для которой Солнце было всего
лишь звездой, пусть даже и самой яркой, но одной из многих.
На сборы ушло не больше минуты. Я перекинул ранец через
плечо и повернулся к шлюзу.
- Летишь? - бросил Патт.
Я не остановился. Послышался шорох принимающего нормаль-
ное положение кресла, потом звук шагов. Видно, он учуял не-
ладное.
- Не горюй, вернусь, - буркнул я, подошел к двери и вклю-
чил автомат люка. Не снимая руки со скобы, повернулся. Патт
стоял посреди кабины. Я внимательно посмотрел на него. Мо-
жет, немного дольше, чем следовало.
- Летишь, - повторил он на этот раз утвердительно.
- До свидания. Я же сказал - вернусь. Впрочем, не в этом
дело. Так или иначе, мы встретимся. По теории вероятности...
- Слушай, Дан, - прервал он. - Что-то не так? Ты хотел
остаться? Тогда скажи им сам. Меня ведь не спрашивали...
Он был недоволен. Естественно. Я подвел его.
- Порядок, Патт, - сказал я. - "Приготовься к сюрпризу",
- с этого ты, кажется, начал, как только вылез из ракеты.
Час... нет, уже почти полтора назад. Ты сказал "достаточно".
Если не ошибаюсь, споры начались лет двадцать пять назад.
Когда я улетал, перебранка уже шла во всю. И конечно, наибо-
лее вескими были доводы противников проекта. Потому-то и
следовало ожидать, что проект пройдет. Так в чем же здесь
сюрприз?
- Ты против бессмертия или просто занимаешься словоблуди-
ем? - Его голос подскочил на полтона. Не скажу, чтобы у меня
от этого улучшилось настроение.
- Будь спокоен, я не помешаю тебе странствовать по веч-
ности, - проворчал я. - Нет, не странствовать, а пребывать в
ней. Улавливаешь разницу?
- Хорошо, - поддел он меня. - Ну, а сколько же намерен
прожить ты?
- Не знаю, - ответил я, не поступившись истиной. - Долго.
Я уточнил орбиту и уставился на экран. Последний раунд.
Это была моя планета. Три года или пять, какая разница. Я
имел право называть ее своей. Независимо от того, что скажет
какой-то там Патт. Он тоже заслужит это право. Только не
сразу.
Я подкрутил настройку. По экрану поплыли рыжие в инфрак-
расном свете выходы коренной породы, испещренные неглубокими
выбоинами в м