Перес-Реверте Артуро - Королева Юга



КОРОЛЕВА ЮГА
Артуро ПЕРЕС-РЕВЕРТЕ
Анонс
Она появилась, когда колумбийские картели искали альтернативные пути в Европу. Она превратила неорганизованные перевозки наркотиков в четко работающую транснациональную корпорацию.

Не только марокканский гашиш - в восточном Средиземноморье она создала целую кокаиновую сеть. Вместе с солнцевской мафией вытеснила другие группировки, которые стремились пустить корни в регионе. Собственного товара у нее никогда не было, но почти все зависели от нее.

По трупам своих мужчин бывшая девочка мексиканского контрабандиста восходила к вершинам власти и могущества. Она стала Королевой Юга.
И о ней сочинили балладу, до сих пор запрещенную в некоторых странах мира.
Скандально известный роман классика современной испанской литературы Артуро Переса-Реверте "Королева Юга" - впервые на русском языке.
Эльмеру Мендосе, Хулио Берналю и Сесару Бэтмену Гуэмесу.
За дружбу. За балладу.
Запищал телефон, и она поняла, что ее убьют. Поняла так отчетливо, что застыла с бритвой в руке, с прилипшими к лицу волосами, окутанная паром, который каплями оседал на кафельных плитках. Бип-бип.

Она сидела не шевелясь, затаив дыхание, словно молчание и неподвижность могли изменить то, что уже произошло. Бип-бип. Она брила правую ногу, сидя в ванне, по пояс в горячей мыльной воде, но ее кожа покрылась мурашками, будто вдруг сорвало холодный кран. Бип-бип.

Из спальни, из стереоколонок, доносились голоса "Лос Тигрес дель Норте", распевавших истории о Камелии из Техаса. "Предательство и контрабанду, - пели они, - их не разделишь ни с кем". Она всегда боялась таких песен - боялась, что в них таится предсказание.

И вот они превратились в угрозу и кошмарную действительность. Блондин подшучивал над ней; однако верещание телефона доказывало, что она права, а он - нет. А кроме правоты, этот резкий писк отнимал у него и кое-что еще. Бип-бип.

Она положила бритву, медленно выбралась из ванны и направилась в спальню, оставляя за собой мокрые следы. Телефон лежал на кровати, маленький, черный и зловещий. Она смотрела на него, не осмеливаясь протянуть руку.

Бип-бип. Застыв от ужаса. Бип-бип.

Этот звук сливался с песней, как будто сам был ее частью. "Обычай контрабандистов, - продолжали петь "Лос Тигрес", - прощать не велит ничего". Блондин произнес почти то же самое, смеясь, как обычно, и поглаживая ее по затылку, - произнес тогда, бросив телефон ей на колени. Если он когда-нибудь зазвонит, это будет означать, что я погиб.
Тогда беги. Беги что есть духу, смутляночка моя. Беги и не останавливайся, потому что меня уже не будет, и я не смогу прийти на помощь.

А если добежишь куда-нибудь живой, выпей стаканчик текилы в память обо мне.
В память о наших хороших минутах, девочка. В память о хороших минутах. Таким вот - отважным и безответственным - был Блондин Давила.

Виртуоз "Сессны". "Король короткой рулежки" так называли его друзья, и дон Эпифанио Варгас тоже звал его так. Блондин умел поднять свой самолет, битком набитый марихуаной или кокаином, с полосы длиной едва ли три сотни метров или носиться в кромешной ночной тьме, чуть не касаясь воды, через границу - туда и обратно, уклоняясь от радаров федеральной полиции и ястребов-перехватчиков ДЭА .
Он умел жить на острие ножа, разыгрывая собственные карты за спиной хозяев. И умел проигрывать.
У ее ног собралась лужа. Телефон продолжал пищать, и она поняла, что не обязательно отвечать и убеждаться, что Блондина настигла предсказанная им самим судьба. И этого вполне достаточно, чтобы выполнить его и