Перес-Реверте Артуро - Кавалер В Желтом Колете



adv_history Артуро Перес-Реверте Кавалер в желтом колете «Кавалер в желтом колете» — пятый том блистательной приключенческой эпопеи Артуро Переса-Реверте, в котором нашего героя доводит до большой беды любовь к великой актрисе, его юный друг Иньиго Бальбоа срывает цветок невинности роковой Анхелики де Алькесар, а зловещий Гвальтерио Малатеста замысливает страшное преступление века.
В преддверии мировой премьеры фильма с Вигго Мортенсеном в главной роли «Приключения капитана Алатристе» продолжаются.
Впервые на русском языке.
ru es Александр Богдановский Ustas FB Tools 2006-05-28 http://lib.aldebaran.ru OCR Ustas Pocketlib; Readcheck: Vladimir 21DAF64D-6A8E-46DC-822F-43A07944153C 1.0 v.1.0 — создание файла fb2 by Ustas
Перес-Реверте А. Кавалер в желтом колете: Роман / Пер. с исп. А. Богдановского Издательство «ЭКСМО» Москва 2006 5-699-15900-2 Артуро Перес-Реверте
Кавалер в желтом колете
Враги — и многочисленны, и рьяны —Его объехать тщились по кривой.Боец изрядный, хоть и рядовой,Молвой произведен был в капитаны,Торил ему по свету путь кровавыйНе ведающий жалости клинок.Попробовал бы он не быть жестокКакие времена — такие нравы [1].I
Театр де ла Крус
Диего Алатристе не иначе как бес попутал. Вместо того чтобы смотреть в Театре де ла Крус новую пьесу, он дрался на Пуэрта-де-ла-Вега с совершенно незнакомым ему человеком: как зовут — и то неизвестно.

На первое представление комедии Тирсо де Молины, о которой много было разговоров в Городе и при Дворе, устремился весь Мадрид: люди заполнили театр до отказу и выстроились в очередь на улице, готовые пустить друг другу кровь по столь основательному поводу, как кресло в партере или стоячее место, ибо в те времена выхватить шпагу было все равно, что перекреститься; тем более что в такой толчее поневоле кого-нибудь толкнешь и тотчас услышишь: «Поосторожней, черт побери, глядите, куда лезете!» — «Я бы посоветовал вам, сударь, самому разуть глаза». Слово за слово, и готово дело.

Именно подобный обмен любезностями сделал поединок неизбежным, и Алатристе, проведя двумя пальцами по усам, заметил своему собеседнику: тот вправе давать ему любые советы, но только не здесь, а буквально в двух кварталах отсюда, на Пуэрта-де-ла-Вега, где они смогут выяснить отношения с оружием в руках. Если, конечно, духу хватит. Судя по всему, с присутствием духа у запальчивого молодого человека все обстояло благополучно, и оттого собеседники, не обменявшись более ни единым словом, направились на берег Мансанареса, держась не только рядышком, словно закадычные друзья, но — и за рукояти шпаг, которые сейчас, вылетев из ножен и скрестясь, так весело звенели и сверкали в лучах заходящего солнца.
…Капитан удвоил внимание и не без труда отбил первый опасный выпад своего противника. Он злился и досадовал, но больше на себя, а еще больше — на собственную злость. Потому что она — скверное подспорье в таких делах.

Когда на кону стоят жизнь или здоровье, фехтование требует полнейшего хладнокровия и некоей даже бесчувственности, а злость и досаду затаи в душе, если не хочешь, чтобы вместе с нею вылетели они через треугольную дырочку в колете. Алатристе знал это правило, но ничего не мог с собой поделать. Именно в таком расположении духа вышел он нынче из таверны «У Турка»: Каридад Непруха с ходу, едва успев воротиться от мессы, затеяла большой скандал с битьем посуды, вследствие чего капитан удалился, хлопнув дверью, а к началу спектакля опоздал — и именно своему скверному настроению обязан был тем, что лишился возможности, ра