Перес-Реверте Артуро - Капитан Алатристе 2



АРТУРО ПЕРЕСРЕВЕРТЕ
ЧИСТАЯ КРОВЬ
КАПИТАН АЛАТРИСТЕ – 2
Аннотация
В этот мигу меня за спиной прозвучала негромко высвистанная музыкальная рулада — тируритата — я похолодел, и пальцы мои, обагренные кровью дона Луиса, крепче стиснули рукоять его кинжала. Медленно обернулся, одновременно занося клинок, блеснувший в лунном свете.

На парапете я увидел хорошо знакомый силуэт в плаще и широкополой шляпе. Увидел и понял, ловушку нам подстроили смертельную, и теперь в нее попался я. «Вот мы и снова встретились», — произнес он.
Капитан Диего Алатристе совершает налет на бенедиктинскую обитель, Иньиго Бальбоа попадает в лапы священной инквизиции, а его роковая любовь Анхелика де Алькесар совершает первое предательство страсти. Костры аутодафе уже пылают…
Второй том историкоавантюрной эпопеи Артуро ПересаРеверте о капитане Алатристе «Чистая кровь» — впервые на русском языке.
Посвящается Карлоте, которой придется подраться
Здесь золотом Америк полны трюмы,
Гербы — кичливы и девизы — хлестки,
Здесь труд неведом трутням при дворе.
Здесь весел плут, а честные — угрюмы.
Здесь режутся на каждом перекрестке,
Здесь вешают на каждом пустыре.
Томас Боррас, «Кастилия»
I
Порученьице сеньора Кеведо
В тот день должен был состояться бой быков, однако лейтенанту альгвасилов Мартину Салданье попасть на корриду не довелось. Возле церкви Св.

Хинеса обнаружили портшез, а в нем — задушенную женщину, державшую в руке кошелек, где лежали пятьдесят эскудо и клочок бумаги со словами: «На заупокойные мессы». Без подписи.

Наткнулась на портшез какаято прихожанка, по благочестию своему явившаяся в церковь ни свет ни заря: она бросилась к причетнику, тот позвал священника, а священник, на скорую руку отпустив богомолке грехи, дал знать властям. Когда Салданья пришел на церковную площадь, вокруг портшеза уже толпились соседи и набежавшие зеваки. С каждой минутой их становилось все больше, порядка — все меньше, так что полицейским пришлось оттеснить любопытствующих, чтобы не мешали судье и писарю составлять протокол, а лейтенанту — производить осмотр мертвого тела.
Салданья всегда действовал так неторопливо, словно у него впереди была вечность. Может быть, сказывались навык и повадка старого солдата, который много лет отвоевал во Фландрии, прежде чем получил — как поговаривали втихомолку, стараниями своей жены — должность лейтенанта альгвасилов; но так или иначе, к служебным своим обязанностям относился он с истинно воловьей невозмутимостью, что дало повод некоему остроумцу по имени Руис де Вильясека сочинить стишок содержания весьма ядовитого и крайне обидного для мужского достоинства Салданьи.

Мартин, однако, если в чемто и проявлял медлительность, то уж не в тех случаях, когда извлекал из арсенала, неизменно побрякивавшего у него на поясе, шпагу, кинжал, нож или вычищенные и на славу смазанные пистолеты. И лейтенантово проворство мог бы подтвердить и засвидетельствовать сам стихотворец Вильясека, ибо, прочитав свой пасквилек на ступенях СанФелипе, он приобрел спустя ровно трое суток прямо на пороге собственного дома три лишних дырочки, сквозь которые и устремилась его грешная душа в чистилище ли, в преисподнюю или еще куда.
Однако делото все было в том, что доскональный осмотр покойницы результатов не дал. Убитая оказалась женщиной более чем зрелых лет — ближе к пятидесяти, нежели к сорока, — одетой в просторное платье черного сукна и с током1 на голове, что указывало на принадлежность к племени дуэний или дамкомпаньонок. В карманах у нее обнаруж