Пеппероу Юджин - Игра В Подкидного



Юджин Пеппероу
Игра в подкидного
Мери Типпет уже проходила паспортный контроль, когда Ричард быстрым
шагом вошел в здание аэропорта и направился к ней, издалека протягивая
желтый пластиковый мешок - Дик, где ты был до сих пор? Я уже думала, что
ты вообще не придешь меня проводить, - сердито накинулась на него жена.
- Прости, дорогая, - виновато улыбнулся Ричард, - но какая-то твоя
подруга умоляет тебя привезти ей вот эту кинокамеру. Из-за этого я и
задержался. Мне пришлось встретиться с ее мужем, чтобы взять у него
камеру. На, держи.
- Дик, - засмеялась Мери, - ты в своем амплуа, ничего не можешь толком
объяснить. Какой муж? Какая подруга? Зачем ей эта кинокамера?
- О, господи! Это же твоя подруга, откуда я могу знать, зачем ей эта
штука.
Может, она решила сделать любительский фильм о Сицилии или заснять все
злачные места Рима?
- Что-то я не припомню среди своих подруг никого, кто бы увлекался
киносъемкой.
Ты хоть фамилию-то ее запомнил, горе мое?
- А как же! Не то Бумпойнтер, не то Блумгартен, а может Бромшнейдер, в
общем, что-то, в этом роде. Ее муж представился мне по телефону, к тому же
он заикается, так что неудобно было переспрашивать, еще обидится.
- Дик, мне конечно не трудно взять с собой эту штуку, но, убей меня,
если я припоминаю хоть кого-то из своих подруг с похожей фамилией, да еще
с мужем-заикой. Давай мешок. Какой кошмарный цвет! Но если она меня не
встретит в Риме в аэропорту, то я там же сдам ее камеру в
камеру-ха-ха-хранения и пусть она сама ее потом получает как хочет.
- Миссис Типпет, - вмешалась в их разговор сотрудница паспортного
контроля, держащая в руке паспорт Мери, - извините меня, но вам следует
поторопиться.
Посадка уже заканчивается, а вам еще проходить таможенный контроль.
- Да-да, спасибо, - заторопилась Мери. Она взяла желтый пакет с
кинокамерой, чмокнула мужа в щеку и, засмеявшись, стерла с его лица след
от губной помады. - Я договорилась с миссис Кэллан, чтобы она приходила к
тебе по вечерам и готовила на весь день еду, а то в ресторане наживешь
себе гастрит за две недели. Все, милый, пока.
Она подхватила одной рукой сумку со своими вещами, другой желтый пакет
с кинокамерой и поспешила к стойке таможенного контроля, выстукивая
каблучками по мраморному полу торопливую дробь. Ричард Типпет невольно
залюбовался ею:
изящная, спортивного типа фигура, стройные ноги, легкая походка. Даже
сейчас, после четырех лет женитьбы, он был влюблен в свою жену, как в день
свадьбы.
Ричард уже повернулся, чтобы уйти, но увидел, что Мери, цокая
каблучками, бежит к нему, размахивая желтым пакетом.
- Что случилось, малышка? - встревожился Ричард Типпет, - тебя не
пускают в самолет?
- Меня-то пускают, - задохнувшись от быстрой пробежки выпалила его
жена, - а вот ее не пускают. - Она ткнула пальцем в кинокамеру. - Говорят,
что это можно провозить только в багажном отделении, а багаж уже
погрузили. Так что верни ее назад мистеру Как-его-там, а его жене я все
объясню в Риме.
- Но я же не знаю, как его найти, этого Вестпойнтера. Он не оставил мне
даже телефона.
- Ничего, жена позвонит ему из Рима и он с тобой свяжется. Ты сам во
всем виноват - берешь какие-то поручения у незнакомых людей. Все, я
побежала, а то самолет улетит без меня.
Она еще раз чмокнула мужа в щеку и умчалась, помахав ему на прощание
рукой.
"Ну просто девчонка, - восхищенно подумал о жене Ричард Типпет, - разве
скажешь, что ей скоро двадцать пять лет?" Он вышел из здания аэропорта к
автостоянке, отпе