Пеннак Даниэль - Малоссен 6



ДАНИЭЛЬ ПЕННАК
ПЛОДЫ СТРАСТИ
МАЛОССЕН – 6
Аннотация
Этот роман, продолжающий сагу о похождениях Бенжамена Малоссена, профессионального «козла отпущения» и «брата семейства», порадует читателя увлекательным детективным сюжетом и хорошим юмором.
Тонино посвящается
Один серьезный поцелуйчик – и бац:пятнадцать мертвецов.
Кристиан Мунье
ГЛАВА ПЕРВАЯ,
в которой мы узнаем, что Тереза влюблена, и узнаем в кого
1
Как хотелось бы предвидеть в жизни то, что должно с тобой произойти – по крайней мере, в ближайшем будущем. А то както слишком быстро все решается. Мне ни в коем случае не следовало приглашать этого субъекта к себе домой на ужин.

Уж очень быстро я сдался, за что потом пришлось платить по полной программе. Надо, правда, сказать, давление на меня было оказано огромнейшее.

Все племя Малоссенов (кстати, забыл представиться тем читателям, которым мое имя пока неизвестно: Бенжамен Малоссен) ополчилось на меня, все – каждый на свой лад – пытались убедить меня принять решение, от чего я отпирался ногами и руками. На меня обрушилась вся огневая мощь моих родственничков.
– Как?! – орал мой братик Жереми. – Тереза влюблена, а ты даже краем глаза не хочешь взглянуть на ее парня?
– Я этого не говорил.
Эстафету подхватила моя сестричка Лауна:
– Тереза встречает мужчину, который заинтересовался ею, – поразительное явление, столь же невероятное, как и тюльпан, выросший на Марсе, – а тебе на это наплевать?
– Я не говорил, что мне на это наплевать.
– Неужели тебе ни чуточки не любопытно, Бенжамен?
Это уже раздался бархатный голосок моей другой сестрички – Клары…
– Ты знаешь хотя бы, чем занимается в жизни дружок Терезы? – встрял в разговор Малыш, один из наших младшеньких, сверкая глазами за своими розовыми очками.
Нет, мне не было известно, чем он занимается в жизни.
– Сказками!
– Сказками?
– Да, Тереза так и сказала: он занимается сказками!
Не пустить на порог скобяной лавки, служившей нам домом, сказочника означало до основания разрушить систему ценностей Малыша. Кроме нашей семьи и наших друзей, включая таких известных рассказчиков, как Лусса с берегов Казаманса, Тео, старик Риссон, Клеман Клеман, Тянь, Ясмина или СисуСнежок, Малыш больше никого и не знал с момента своего рождения.
– Это правда, – спросил я позднее у Жюли, своей подруги жизни, – что этот терезофил – сказочник?
– Сказочник или владелец автомастерской, – ответила Жюли, – рано или поздно тебе придется через это пройти. Так что лучше займись организацией ужина.
Мамаша, как обычно, гдето вдали от нас переживала очередной любовный роман. Радостную весть она узнала около десяти утра по телефону: судя по подозрительному хрусту гренок, раздававшемуся у меня в трубке, она, должно быть, разговаривала прямо в постели, где уже стоял поднос с завтраком. И она повторила то, что обычно говорила каждый раз, когда одна из ее дочек теряла голову от любви.
– Тереза влюбилась? Да ведь это же прекрасно! Я желаю ей быть такой же счастливой в любви, как и я!
И бросила трубку.
В вопросах о женщинах бесполезно полагаться на мужчин. Я лишь проформы ради посоветовался на этот счет с дружками. Хадуш, Мо и Симон, как и положено, были единодушны во мнении:
– Ты всегда тяжело переживал известие о том, что та или другая твоя сестренка втрескалась в какогонибудь оболтуса. Будь твоя власть, ты никогда бы не отпустил их от себя, это в тебе говорит твой «средиземноморский», как вы, французы, любите выражаться, характер.
Что касается старика Амара, то он воспринял новость совершенно сп