Пеннак Даниэль - Малоссен 3



ДАНИЭЛЬ ПЕННАК
МАЛЕНЬКАЯ ТОРГОВКА ПРОЗОЙ
МАЛОССЕН – 3
Аннотация
Третий роман из серии иронических детективов о профессиональном «козле отпущения» Бенжамене Малоссене, в котором герой, как всегда, с огромным трудом выпутывается из сложной криминальной ситуации.
Я есмь ктото другой, но это уже не я.
Кристиан Мунье
I
КОЗЕЛ ОТПУЩЕНИЯ
– У вас редкий порок, Малоссен, – вы сострадаете.
1
Все началось с этой фразы, что внезапно промелькнула у меня в голове: «Смерть – процесс прямолинейный». Слишком резко, такие выражения привычнее, кажется, слышать на английском: Death is a straight on process ... чтото в этом роде.
Я как раз пытался вспомнить, где я вычитал это, когда верзила ввалился в мой кабинет. За ним еще не успела захлопнуться дверь, а он уже навис надо мной:
– Вы Малоссен?
Под покровом плоти угадывается огромный остов позвоночного. Руки – что огромные дубины; по уши зарос бородой.
– Бенжамен Малоссен – это вы?
Перегнувшись дугой через мой стол и вцепившись в подлокотники кресла, он буквально держал меня в плену. Какойто каменный век, честное слово. Припаянный к спинке кресла – голова ушла в плечи, – вряд ли я мог подтвердить, что это и в самом деле был я. И все продолжал лихорадочно вспоминать, где я мог вычитать эту фразу: «Смерть – процесс прямолинейный», на английском, на французском, в переводе...
Тут он решил выровнять нас в росте: одним толчком отрывает меня вместе с креслом от пола и ставит перед собой, прямо на стол. И даже в этом положении он все еще возвышался на целую голову, не меньше. Изпод густых сердитых бровей меня сверлили его кровожадные глазки, роясь в моем сознании, словно он там ключи искал.
– Вас это забавляет, издеваться над людьми?
У него был до странности тонкий голосок с надрывом, который ему самому, вероятно, казался устрашающим.
– Да?
И я, там, наверху, на своем троне, не в состоянии думать ни о чем, кроме этой дурацкой фразы. Ни изящества... Вообще ерунда.

Какойнибудь француз решил продемонстрировать свое владение английским в американском варианте. Да где же я ее прочитал?
– И вы, значит, не боитесь, что ктонибудь явится свернуть вам башку?
Руки его, сжимающие подлокотники, дрожали. Эта дрожь передавала глубокую вибрацию всего тела – нечто вроде раскатов грома, возвещающих о землетрясении.
Одного телефонного звонка оказалось достаточно, чтобы разразилось стихийное бедствие. Зазвонил телефон. Приятные плавные переливы современных телефонов – с запоминающим устройством, с программным обеспечением, с определителем номера – на любой вкус.
Аппарат разлетелся под кулаком громилы.
– Да заткнись ты!
Я вдруг представил свою начальницу, Королеву Забо, там, на другом конце провода, по пояс вбитую в землю этим мощным ударом.
После чего гигант завладел моей прекрасной замдиректорской лампой и, сломав о колено ее ножку редкого экзотического дерева, заявил:
– Вам и в голову не приходило, что явится такой вот, вроде меня, и разнесет здесь все на куски?
Вероятно, один из тех бешеных, у которых действие всегда опережает слова. Не успел я и рта раскрыть, как ножка от лампы, обретя свое природное назначение дубины, уже обрушилась на компьютер, экран которого разлетелся тусклыми осколками.

Еще один провал в памяти человечества. Не удовлетворившись этим, мой великан принялся молотить по консоли, пока воздух не наполнился символами первичного хаоса, предшествовавшего мировому порядку вещей.
Бог мой, позволь я ему, мы точно оказались бы отброшенными в доисторические времена.
Я его больше не ин