Пендлтон Дон - Палач 038



ДОН ПЕНДЛТОН
СУББОТНИЙ ШАБАШ
ПАЛАЧ – 38
Аннотация
Последний бой Палача против мафии.
Сможет ли он одержать победу и... выжить? На потребует ли последняя победа последней жертвы? Когда подсчет убитых ведет дьявол, всякое случается.
Друзья мои! Люди, которых вы перед собой видите, — последнее препятствие на пути к тому, за что мы так долго боролись. Если бы мы могли, нам следовало бы сожрать их живьем.
Ксенофонт, Анабасис
Сам Господь отвел себе день для отдыха, и смерть доброго человека приходится на его выходной.
Джон Донн, Проповеди
Пустяки! Сам дьявол предъявил права на эту субботу. Пойдемте и сожрем их заживо!
Из дневника Мака Болана
Пролог
Из дневника Мака Болана:
«Мы живем в мире, подверженном энтропии, поэтому жизнь сама по себе — парадокс. И я считаю, что нет ничего странного в том, что наиболее важные события в жизни любого человека сами по себе парадоксальны. Например, смерть.

Это последнее событие — исчезновение, распад, торжество хаоса. И все же, балансируя в этот момент у своей последней черты, я осознаю и, как никогда раньше, ясно ощущаю мир.

В одно неуловимое мгновение перед тобой проходит вся твоя жизнь, все, что ты когдато совершил, чего боялся, к чему стремился и чего достиг. Конечно, расставаться с жизнью очень больно, но я смогу перенести эту боль. Я должен.

Это — мой крест, и мне нести его до конца».
Глава 1
Утро на Манхэттене было туманным и неприветливым. Новенький спортивный «феррари», за рулем которого сидел высокий мужчина, медленно миновал площадь ООН, свернул на 21ю авеню и подъехал к жилому многоквартирному дому, возвышающемуся на ИстРивер. Поставив машину у края тротуара перед подъездом роскошного высотного здания, он вышел, бросил холодный взгляд на швейцара и, протянув ему двадцатидолларовую банкноту, проворчав:
— Присмотри за машиной.
Не оборачиваясь, он поднялся по ступенькам и вошел в здание — навстречу своей судьбе.
На десятом этаже, в комнате с видом на реку, его уже ждали. Присутствующих было трое. Лео Таррин — до недавнего времени капореджиме, фактически глава преступного клана западного Массачусетса.

В настоящее время Лео набирал все больший вес в административном аппарате «Коммиссионе» — центральном руководящем органе международной мафии. Рядом с ним сидел Билли Джино — в свое время он был «первым стволом» команды боевиков в теперь уже не существующем семействе Маринелло, которое во времена своего расцвета контролировало весь НьюЙорк, распространив по сути дела свое влияние на все преступные группировки.

Третьим был Джонни Грацци — подающий надежды гангстер, постоянно качающий свои права и возомнивший себя главным на территории Бруклина. Кроме них, в соседней комнате нервно прохаживалась свита телохранителей и охранников, доставивших своих уважаемых боссов на ИстРивер для проведения тайного совещания.
Высокий мужчина с холодными глазами имел вызывающую ужас репутацию «терминатора», и кодовое имя Омега. Он был одним из немногих безымянных и безликих «солдат» международной мафии, которые входили в число «суперкарателей», подчинявшихся только «Коммиссионе» и никому другому.

В качестве единственного удостоверения личности они носили при себе игральную карту — туз черной или красной масти. Визитной карточкой Омеги был пиковый туз, карта смерти. Ходили слухи, что этот человек имел право расправиться даже с капо, если мог оправдать такой решительный поступок перед Высшим советом королей преступного мира.
Билли Джино был одним из тех мафиози среднего поколения, которые еще помнят