Пендлтон Дон - Палач 029



ДОН ПЕНДЛТОН
МАНХЭТТЕНСКИЙ ПАРАЛИЧ
ПАЛАЧ – 29
Аннотация
Король умер, да здравствует король! Оджи Маринелло — Босс всех Боссов — заплатил Палачу свой последний долг. Но из пепла империи Оджи Синдикат встает обновленным и еще более сильным, чем прежде.

К власти рвется Дэвид Эритрея, бывший советник почившего короля. Хватит ли у него сил, чтобы подмять под себя пять крупнейших мафиозных семейств НьюЙорка, подчинить Коммиссионе и взойти на опустевший трон? На этот вопрос может ответить только Мак Болан — сценарист и главный режиссер готовящейся драмы.
Значение имеют лишь те различия, которые порождены разумом.
Джакетта Хокс
Они могут, потому что думают, что могут.
Вергилий
Не говорите мне, что я чегото не могу. Я это сделаю, потому что должен сделать.
Мак Болан
Пролог
Великая война Мака Болана началась в городе Питтсфилд в Западном Массачусетсе. И закончиться она должна была там же.

Но этого не случилось, несмотря на очевидный факт, что одиночка, без друзей и союзников, не мог успешно бороться против чудовищного монстра подпольного преступного мира, известного под названиями мафия, Синдикат, Организация, «Коза Ностра». Однако в Питтсфилде решающую роль сыграли беспрецедентная приверженность справедливости, вера в правоту своего дела и беспримерное мужество, которые принесли победу борцуодиночке, стоившему целой армии, и до основания потрясли дотоле казавшийся незыблемым мир организованной преступности.
Первая победа в Питтсфилде поначалу расценивалась обозревателями, как счастливая случайность, одиночный удачный выпад фанатика, который скоро поплатится за свою дерзость. Даже его врачи видели эту победу в таком свете.

В конце концов, Питтсфилд считался «второстепенной территорией», где процветал, в общемто, лишь мелкий рэкет, и связи с Организацией в национальном масштабе были слабыми. Реакция «Коммиссионе» на здешние потери была очень спокойной, почти равнодушной. Имя Болана внесли в «список врагов» и отдали обычное в таких случаях распоряжение «разобраться» с нарушителем спокойствия.
Конечно, даже обычного распоряжения убрать неугодного человека, как правило, бывало достаточно. Добавьте к этому угрозу со стороны правоохранительных органов, которые пришли к выводу об «особой опасности дезертира», и казалось, что дни Мака Болана сочтены.

И никто, включая журналистов, не верил, что упоминание об этой жертве вьетнамской «трагедии» когдалибо снова всплывет на страницах газет. Все были уверены, что очень скоро он окажется на холодной полке в какомнибудь морге.
Один из популярнейших в стране обозревателей даже опубликовал в газете совет «последнему герою Америки», которого он сравнил со сражавшимся с ветряными мельницами Дон Кихотом: «Уходите, молодой человек. Поезжайте в Африку, в Индию, а еще лучше в Тибет.

Забудьте о ветряных мельницах, забудьте о чести, справедливости, человеческом достоинстве, прекратите свое существование, сержант Болан, оставьте нашему умирающему обществу лишь приятную память о себе. Найдите уединенную пещеру в горах Тибета и проведите там остаток своих благословенных дней, размышляя о вашем великолепном жесте, вашем изумительно дерзком вызове, вашем восхитительном мужестве. Но избавьте нас от вашего божественного героизма».
Если Болан и читал этот совет, он все равно не внял ему. Наоборот, он решительно двинулся на мафию, один за другим нанося разящие удары по наиболее укрепленным форпостам преступного мира. Мощными молниеносными атаками он сокрушал любые ловушки мафии, возникавшие на его пути, повсю