Пендлтон Дон - Палач 027



ДОН ПЕНДЛТОН
ЮЖНЫЙ КОРИДОР
ПАЛАЧ – 27
Аннотация
По трассе, проложенной через южные штаты, мафия ежегодно сплавляет в Атланту контрабанду, наркотики и награбленное имущество на сумму в один миллиард долларов. Но в голове Палача уже созрел свой план использования «южного коридора», который превратит его для мафии в магистраль смерти и ужаса.
Последнее искушение таит в себе величайшее предательство: совершить благое дело из ложных побуждений.
Т.Элиот
Будем верить в справедливость и с этой верой будем упорны в выполнении нашего долга так, как мы его понимаем.
Авраам Линкольн
О справедливости можно спорить вечно — у каждого своя точка зрения. Но я не собираюсь спорить. Я пришел, чтобы мстить, и мне нужна их кровь.

Утопите меня в ней, если так надо, но скажите всем, что Мак Болан умер, выполняя свой долг.
Мак Болан
Пролог
Эта земля была населена призраками, и Мак Болан повсюду ощущал их незримое присутствие. Священная земля. Многие тысячи доблестных воинов полили своей кровью эту плодородную почву.

Подумать только, погибшие герои обеих сражавшихся сторон были американцами, в сущности, «своими».
Их призраки все еще бродили по роковому коридору между городами Чаттануга и Атланта. Легкие прихотливые порывы ветра шептали о Миссионерском гребне, Сторожевой горе, Персиковом ручье, о других местах сражений, где сходились суровые армии и проливали кровь ради собственных идеалов, в которых святость граничила с безумием. Стебли повилики устремлялись к солнцу по стволам деревьев, словно напитанные алой влагой из тех ручейков, что когдато пролились на эту землю.
Мак Болан отчетливо слышал дыхание земли, тихий шепот своих павших собратьев. Давнымдавно он узнал, что такое война. Сменялись места сражений, появлялись новые виды оружия и новые тактические приемы, но суть любой войны оставалась неизменной.

В конечном счете все сводилось к поединку между гладиаторами. Этот боевой дух, который вряд ли скольконибудь изменился с доисторических времен, был хорошо знаком Болану. Он знал страх, отчаяние, усталость, гнев и страдание.

Все это он когдато испытал — и снова испытывал в данную минуту.
Генералы Шерман и Брэгг, Роузкранс и Томас — не говоря о сотнях тысяч безымянных солдат, южан и северян, — дрались здесь насмерть много лет назад. Причины, по которым они вступили в бой, были не более, но и не менее благородны, нежели у любого другого гладиатора в другое время и в другом месте.

Дело воинов — сражаться, изза чего бы ни начиналась война. У них одна цель — победить, одна надежда — остаться в живых.
Где рождались войны? На небесах, по воле богов? Может быть, они были задуманы как часть эволюции Вселенной?

Болан никогда не стремился разобраться в причинах войн, зато хорошо разбирался в их методах.
Никогда ни один из воинов, павших в бою, не понимал понастоящему, почему оказался на поле сражения, почему он должен убивать и быть убитым. Настоящий гладиатор не морочил себе голову такими отвлеченными мыслями. Он просто сражался до конца, отдаваясь битве душой и телом, а об остальном заботилась судьба.
Нет, Мак Болан не спрашивал себя, почему оказался здесь, между Чаттанугой и Атлантой, на полях сражений Гражданской войны. Почему он должен убивать? Будет ли убит он сам? Эти вопросы не трогали его.

Он знал, что такое война и в чем состоит его долг.
Солдат с жестокими и печальными глазами в последний раз проверил оружие. Он мысленно снял шляпу перед тенями героев и прошептал, обращаясь к ветру: «Ну вот, мы снова вместе».
Глава 1
Он был одет во