Пендлтон Дон - Палач 026



ДОН ПЕНДЛТОН
КАПО ИЗ АКАПУЛЬКО
ПАЛАЧ – 26
Аннотация
Секс, наркотики, шоубизнес и политика — все то, что ставит мир на уши, — это сфера интересов железных парней, правящих невидимой империей, имя которой — мафия... Но лишь до тех пор, пока на сцене не появляется неукротимый человек в черном — Мак Болан.
Я слышу твой голос,
Но не чувствую веры.
Величайшее дите веры — чудо.
Гёте
Если я убью их, то, возможно, я сумею обратить их в истинную веру. Если мне не удастся обратить их, то, возможно, я сумею вызвать у них желание верить. В конце концов мне, вероятно, придется убить их всех, а для этого потребуется чудо.
Из дневника Мака Болана
Пролог
Бобби Кассиопея, Лу Скапелли и Эдуардо Фулдженцо, похожие на трех богатых американских туристов, отдыхали под горячим мексиканским солнцем. Шесть божественных красоток в крошечных бикини и слуга, одетый в белоснежный костюм, постоянно сопровождали названную троицу.

Здесь, в Акапулько, жизнь у этих ребят была просто сказкой. Но спустя несколько минут им предстояло превратиться в куски мертвой плоти. И следующим рейсом три трупа мафиози будут отправлены домой.

В качестве обычного багажа.
С расстояния в семьсот метров Мак Болан рассматривал тройную мишень через мощный оптический прицел. Дул сильный юговосточный ветер, порой его отдельные порывы достигали скорости в десять узлов, что представляло изрядную помеху для любого, даже очень опытного стрелка.

Однако Палач обладал поразительной способностью не только подмечать мельчайшие детали, помогавшие ему при ведении прицельного огня, но и интуитивно избегать даже незначительных ошибок. Целясь в ближнюю к нему мишень, Болан начал обратный отсчет. Это было так просто: три, два, один — и ноль.
Следующей мишенью мог стать сам Болан, тут гарантий не было никаких. Но мишень эта оказалась бы до крайности неудобной.
Глава 1
Расстояние до цели составляло около 700 метров. В такой ситуации крупнокалиберная винтовка «уэзерби460» как нельзя лучше подходила для прицельной стрельбы. Пуля весом 42 грамма преодолевала путь меньше чем за секунду.
В данном случае Болан предпочел воспользоваться экспансивной пулей «Нослера», обладавшей повышенной убойной способностью. Он стрелял наверняка, на поражение, так, чтобы потом медики только развели руками.
Удар должен быть быстрым и ошеломляющим. Пусть те, кто долго считали себя выше смерти, наконецто наяву ощутят ее ледяное дыхание и поймут, что страшный суд не за горами.
В перекрестье прицела нагло и самодовольно улыбался Бобби Кассиопея, по кличке Буч Кэссиди. Так окрестили его фэбээровцы, давно уже пытавшиеся прижать к стенке этого подонка.

Парень был из самых крутых, признававший в своей жизни только грубую силу и власть денег, хотя и любивший при случае щегольнуть хорошо усвоенными светскими манерами. Он был специалист по отмыванию грязных денег, а такого рода работенка требовала не только бульдожьей хватки, но и внешнего лоска.
В одном из американских журналов про него писалось так: «повесафинансист западного мира». Его приводили в качестве образца мафиозного главаря нового типа — обходительного, образованного, не замеченного в связях с известными преступниками, однако предельно скрытного и патологически жадного, словно последний уличный босяк. Болан прекрасно знал людей подобного склада: не гнушаясь самыми грязными махинациями, готовые на любую подлость и жестокость, они вместе с тем на удивление гармонично смотрелись рядом с шейхами и премьерминистрами, банкирами из Цюриха и удачливыми игроками из Мо