Пендлтон Дон - Палач 021



ДОН ПЕНДЛТОН
ВЫЖИТЬ В СИЭТЛЕ
ПАЛАЧ – 21
Аннотация
Позади остались НьюЙорк, Чикаго, ЛосАнджелес и Бостон. Настал черед Сиэтла почувствовать на себе тяжелую руку Палача, ибо нет на земле такого уголка, где мафия могла бы чувствовать себя в безопасности, вне пределов досягаемости воинаодиночки, осмелившегося бросить смертельный вызов врагуневидимке, — Мака Болана.
Богом каннибалов будет каннибал, крестоносцев — крестоносец, а торговцев — торговец.
Ральф У. Эмерсон. Жизнеописание
Понаблюдай за человеком, и ты узнаешь, кто его бог. Я просто помогаю всем этим парням встретиться с великой «Коза Ностра» на небесах. Пусть она сожрет их.
Из дневника Мака Болана
Пролог
Мак Болан не считал себя суперменом. Он знал, на что был способен, знал свои сильные и слабые стороны. В школе выживания он хорошо усвоил урок, что знания, помноженные на действия, направляемые железной волей и чувством долга, могут поднять обыкновенного человека до исключительных высот.
Суперменом он не был, но экстраординарным, эффективным орудием войны — безусловно, да. В своем ремесле он был Мастером, а его ремеслом была война. Война особого рода, в которой боец становился легендарной личностью или погибал. Болан оставался живым.

Он до совершенства отточил свое мастерство в боях в ЮгоВосточной Азии, где правил один принцип — «сделать или умереть», и вернулся домой, чтобы заняться уже привычной работой в захламленных каменных джунглях Америки.
Не выставлял он себя также ни крестоносцем, ни патриотом, хотя, несомненно, был и тем и другим. Он не впадал в экзальтацию при мысли о выбранной им самим роли меча, карающего преступный мир Америки, хотя и был таким мечом, и отнюдь не гордился тем, что общество официально объявило его частью этого самого преступного мира.
С его имени начинался «список приговоренных» каждого мафиозного клана в стране. «Вольные стрелки» и непременные участники ночных субботних «разборок» всех мастей толпами шли по его следу, взбудораженные мечтой о награде, выражавшейся шестизначным числом. Полицейские ведомства всего мира вели на него досье, фиксируя каждый шаг Палача, который с самого начала войны, развязанной им на внутреннем фронте, возглавил десятку наиболее опасных для общества лиц, внесенных в список ФБР.
Каким же должен быть человек, продолжающий вести безрассудную борьбу, несмотря на невероятное, подавляющее преимущество своих противников?
Говоря о Болане той поры, когда он еще не начал беспощадную войну с мафией, его друзья неизменно отмечали его дружелюбие, внимательность, доброту. Если не считать плановых дерзких налетов на противника в джунглях ЮгоВосточной Азии, он абсолютно не проявлял склонности к необузданным варварским действиям и мести. Во Вьетнаме в его служебных аттестациях неоднократно подчеркивалось, что он с уважением относился к вьетнамскому народу, принимал близко к сердцу страдания детей этой истерзанной страны, внушал своим товарищам чувство нерушимой дружбы и безграничной преданности.
Начальство относилось к нему с уважением и восхищением.
Противник, которому он был известен только под кличкой «Палач», боялся и ненавидел его. Командование вьетконговцев даже пообещало награду тому, кто убьет его или возьмет в плен.
Военные медики и местные жители независимо друг от друга прозвали его Сержант Милосердие в знак признания его неустанной заботы о вьетнамцах — жертвах жестокой кровопролитной войны.
Эксперты психологической службы армии США, обследовавшие сержанта Болана, нарисовали портрет солдата, умеющего упра