Пендлтон Дон - Палач 016



ДОН ПЕНДЛТОН
СИЦИЛИЙСКИЙ НАБАТ
ПАЛАЧ – 16
Аннотация
Мак Болан продолжает свою безумную войну против мафии. На Сицилии он проводит очередной успешный блиц против семейства Дона Кафу.
Глава 1
Мак Болан хорошо знал, что этот врач никогда не задавал своим пациентам лишних вопросов. Доктора вполне устраивало то, что дело он имел с достаточно богатой публикой, способной щедро оплатить его услуги.

А стоили они немало, поскольку каждый жест, каждое действие врача были вне закона с того самого момента, как только очередной клиент переступал порог его кабинета. Давнымдавно его имя было вычеркнуто из списков Ассоциации медиков.

По нелепому стечению обстоятельств довелось ему тогда расстаться со своей профессией: он угодил в тюрьму за сущий пустяк, который и преступлениемто в штате НьюЙорк не считается, — за аборт. Но в тюрьме доктор время даром не терял и завел знакомства среди самых различных категорий преступников: сексуальных маньяков, «медвежатников», террористов, торговцев наркотиками, мелких воришек и крупных мошенников.
Отсидев положенный срок в тюрьме СингСинг, Уайт Байрон отнюдь не горел желанием становиться на стезю праведную. Среди его клиентов были проститутки, страдающие соответствующими заболеваниями, друзья и друзья друзей с ножевыми или пулевыми ранениями, которые по разным причинам не хотели светиться в обычной клинике.
Выйдя на свободу, доктор первым делом позаботился о лекарствах. Достал анестезирующие средства, а также антибиотики. Больших проблем это не представляло, поскольку связи у Байрона были обширные.

Стоило ему обратиться к нескольким аптекарям с сомнительной репутацией, как те с огромным удовольствием поставили все необходимое.
Для начала Байрон открыл книжную лавку, где продавались порнографические журналы, которые привлекали немало людей. Лавка, естественно, служила прикрытием. Клиенты знали пароль, и верзила, охраняющий вход в лифт, пропускал их на верхний этаж.
О докторе Байроне Болану рассказал агент из Питтсфилда Лео Таррин.
Ростом рыжеволосый Байрон был под два метра. У него было веснушчатое лицо и какието бесцветные, вылинявшие глаза. Он аккуратно поработал скальпелем над ребром Болана, и вскоре, глухо звякнув, пуля упала на дно никелированного хирургического лотка.
— Ах вот оно что... — пробормотал он.
— Что, доктор? Инфекция?
— Да. А сколько прошло времени?
— Достаточно, чтобы появилась инфекция. Вы в состоянии помочь мне?
— Полагаю...
— Я имею в виду... прямо теперь.
— Мне нужно заказать коекакие лекарства.
— Только никаких телефонных звонков, прошу вас!
С невероятным усилием Болан приподнялся с операционного стола, выждал секундудругую, приходя в себя, свесил ноги и туманным взглядом стал осматривать комнату. Его глаза остановились на шкафчике со стеклянными дверцами, на полочках которого виднелись всевозможные медицинские склянки.

Болан сполз со стола, оступился, снова обрел равновесие и попытался дотянуться до шкафчика. Открыв стеклянную дверцу, он схватил бутылочку с густой желтоватой жидкостью. Это был антибиотик.

Он сжал бутылочку и рухнул на пол у самого шкафчика.
— Доктор, сделайте мне укол! Именно этого да побольше, не жалейте! — И он протянул Байрону бутылочку.
— Это может погубить вас.
— Мне будет конец, если вы не сделаете укол. Я уже чувствую — дело попахивает гангреной.
Байрон кивнул головой.
— Вы попрежнему все еще хотите звонить?
— Надо бы...
— Зачем?
Уайт Байрон както уж очень жеманно пожал плечами. Болан все понял. Догадался об этом и Байрон. Врач, лишен