Пендлтон Дон - Манхэттенский Паралич



det_action Дон Пендлтон Манхэттенский паралич Король умер, да здравствует король! Оджи Маринелло — Босс всех Боссов — заплатил Палачу свой последний долг. Но из пепла империи Оджи Синдикат встает обновленным и еще более сильным, чем прежде.

К власти рвется Дэвид Эритрея, бывший советник почившего короля. Хватит ли у него сил, чтобы подмять под себя пять крупнейших мафиозных семейств Нью-Йорка, подчинить Коммиссионе и взойти на опустевший трон? На этот вопрос может ответить только Мак Болан — сценарист и главный режиссер готовящейся драмы.
1977 ru en С. Некипелов Денис FB Tools 2006-07-25 http://mysuli.aldebaran.ru OCR Денис 2FBC80A5-1631-41CA-B9B4-3AEEEE2BBDC6 1.0 v 1.0 — создание fb2 OCR Денис
Дон Пендлтон. Манхэттенский паралич. Встреча в Кливленде МЕТ Минск 1995 985-6021-36-7 Don Pendleton Command Strike The Executioner-29 Дон Пендлтон
Манхэттенский паралич
Значение имеют лишь те различия, которые порождены разумом.
Джакетта ХоксОни могут, потому что думают, что могут.
ВергилийНе говорите мне, что я чего-то не могу. Я это сделаю, потому что должен сделать.
Мак БоланПролог
Великая война Мака Болана началась в городе Питтсфилд в Западном Массачусетсе. И закончиться она должна была там же.

Но этого не случилось, несмотря на очевидный факт, что одиночка, без друзей и союзников, не мог успешно бороться против чудовищного монстра подпольного преступного мира, известного под названиями мафия, Синдикат, Организация, «Коза Ностра». Однако в Питтсфилде решающую роль сыграли беспрецедентная приверженность справедливости, вера в правоту своего дела и беспримерное мужество, которые принесли победу борцу-одиночке, стоившему целой армии, и до основания потрясли дотоле казавшийся незыблемым мир организованной преступности.
Первая победа в Питтсфилде поначалу расценивалась обозревателями, как счастливая случайность, одиночный удачный выпад фанатика, который скоро поплатится за свою дерзость. Даже его врачи видели эту победу в таком свете.

В конце концов, Питтсфилд считался «второстепенной территорией», где процветал, в общем-то, лишь мелкий рэкет, и связи с Организацией в национальном масштабе были слабыми. Реакция «Коммиссионе» на здешние потери была очень спокойной, почти равнодушной. Имя Болана внесли в «список врагов» и отдали обычное в таких случаях распоряжение «разобраться» с нарушителем спокойствия.
Конечно, даже обычного распоряжения убрать неугодного человека, как правило, бывало достаточно. Добавьте к этому угрозу со стороны правоохранительных органов, которые пришли к выводу об «особой опасности дезертира», и казалось, что дни Мака Болана сочтены.

И никто, включая журналистов, не верил, что упоминание об этой жертве вьетнамской «трагедии» когда-либо снова всплывет на страницах газет. Все были уверены, что очень скоро он окажется на холодной полке в каком-нибудь морге.
Один из популярнейших в стране обозревателей даже опубликовал в газете совет «последнему герою Америки», которого он сравнил со сражавшимся с ветряными мельницами Дон Кихотом: «Уходите, молодой человек. Поезжайте в Африку, в Индию, а еще лучше в Тибет.

Забудьте о ветряных мельницах, забудьте о чести, справедливости, человеческом достоинстве, прекратите свое существование, сержант Болан, оставьте нашему умирающему обществу лишь приятную память о себе. Найдите уединенную пещеру в горах Тибета и проведите там остаток своих благословенных дней, размышляя о вашем великолепном жесте, вашем изумительно дерзком вызове, вашем восхитительном мужестве. Но избавьте нас от ваш