Пендлтон Дон - Южный Коридор



det_action Дон Пендлтон Южный коридор По трассе, проложенной через южные штаты, мафия ежегодно сплавляет в Атланту контрабанду, наркотики и награбленное имущество на сумму в один миллиард долларов. Но в голове Палача уже созрел свой план использования «южного коридора», который превратит его для мафии в магистраль смерти и ужаса.
1976 ru en О. Баршай Денис FB Tools 2006-07-25 http://mysuli.aldebaran.ru OCR Денис 52B1F419-CEDF-4BCA-80A9-EF7CE9D6F5BA 1.0 v 1.0 — создание fb2 OCR Денис
Дон Пендлтон. Южный коридор. Возвращение к истокам МЕТ Минск 1995 985-6021-34-0 Don Pendleton Dixie Convoy The Executioner-27 Дон Пендлтон
Южный коридор
Последнее искушение таит в себе величайшее предательство: совершить благое дело из ложных побуждений.
Т.ЭлиотБудем верить в справедливость и с этой верой будем упорны в выполнении нашего долга так, как мы его понимаем.
Авраам ЛинкольнО справедливости можно спорить вечно — у каждого своя точка зрения. Но я не собираюсь спорить. Я пришел, чтобы мстить, и мне нужна их кровь.

Утопите меня в ней, если так надо, но скажите всем, что Мак Болан умер, выполняя свой долг.
Мак БоланПролог
Эта земля была населена призраками, и Мак Болан повсюду ощущал их незримое присутствие. Священная земля. Многие тысячи доблестных воинов полили своей кровью эту плодородную почву.

Подумать только, погибшие герои обеих сражавшихся сторон были американцами, в сущности, «своими».
Их призраки все еще бродили по роковому коридору между городами Чаттануга и Атланта. Легкие прихотливые порывы ветра шептали о Миссионерском гребне, Сторожевой горе, Персиковом ручье, о других местах сражений, где сходились суровые армии и проливали кровь ради собственных идеалов, в которых святость граничила с безумием. Стебли повилики устремлялись к солнцу по стволам деревьев, словно напитанные алой влагой из тех ручейков, что когда-то пролились на эту землю.
Мак Болан отчетливо слышал дыхание земли, тихий шепот своих павших собратьев. Давным-давно он узнал, что такое война. Сменялись места сражений, появлялись новые виды оружия и новые тактические приемы, но суть любой войны оставалась неизменной.

В конечном счете все сводилось к поединку между гладиаторами. Этот боевой дух, который вряд ли сколько-нибудь изменился с доисторических времен, был хорошо знаком Болану. Он знал страх, отчаяние, усталость, гнев и страдание.

Все это он когда-то испытал — и снова испытывал в данную минуту.
Генералы Шерман и Брэгг, Роузкранс и Томас — не говоря о сотнях тысяч безымянных солдат, южан и северян, — дрались здесь насмерть много лет назад. Причины, по которым они вступили в бой, были не более, но и не менее благородны, нежели у любого другого гладиатора в другое время и в другом месте.

Дело воинов — сражаться, из-за чего бы ни начиналась война. У них одна цель — победить, одна надежда — остаться в живых.
Где рождались войны? На небесах, по воле богов? Может быть, они были задуманы как часть эволюции Вселенной?

Болан никогда не стремился разобраться в причинах войн, зато хорошо разбирался в их методах.
Никогда ни один из воинов, павших в бою, не понимал по-настоящему, почему оказался на поле сражения, почему он должен убивать и быть убитым. Настоящий гладиатор не морочил себе голову такими отвлеченными мыслями. Он просто сражался до конца, отдаваясь битве душой и телом, а об остальном заботилась судьба.
Нет, Мак Болан не спрашивал себя, почему оказался здесь, между Чаттанугой и Атлантой, на полях сражений Гражданской войны. Почему он должен убивать? Будет ли у